Греция

загруженное

Святой путь апостола Павла по Греции

«Итак, отправившись из Троады, мы прямо прибыли в Самофракию, а на другой день в Неаполь…» (Деяния 16: 11).

Согласно преданию, сохранившемуся на острове, апостол Павел пристал к берегу в порту античного города, современном Пальяполи. В память об этом событии впоследствии на этом месте была построена трехпридельная раннехристианская базилика, при сооружении которой были также использованы фрагменты архитектурных деталей зданий античности. Палеополь находится в 7 км к северо-востоку от совр. порта Камариотисы. Главный курорт острова — Терма — использовался еще с римских времен. Здесь бьют горячие источники.

Кавала (древний Неаполь). Храм свят. Николая, который находится около порта на том месте, где впервые ступил на берег апостол Павел. Позади него стоит низкая цилиндрическая колонна в честь высадки апостола Павла. «Итак, отправившись из Троады, мы прямо прибыли в Самофракию, а на другой день в Неаполь» (Деян. 16: 11).

Древний город Филиппы – археологический заповедник. «Оттуда же в Филиппы: это первый город в той части Македонии, колония. В этом городе мы пробыли несколько дней» (Деян. 16: 12). Из Неаполя апостол Павел шел в Филиппы по античной дороге Виа Игнатия и, скорее всего, заходил в город с восточной стороны. Эта дорога представляет собой крупные каменные блоки.

Часовня св. Лидии  стоит у реки, в которой ее крестили. Эта река называется Гаггити. На месте молитвенного дома сейчас стоит храм. Место, которое по традиции считают домом Лидии, сейчас встроено в Гостиницу Лидии, которая находится при входе. «В день же субботний мы вышли за город к реке, где, по обыкновению, был молитвенный дом, и, сев, разговаривали с собравшимися там женщинами. И одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите у меня. И убедила нас» (Деян. 16: 13-15).

Место, где апостол Павел исцелил служанку, одержимую прорицательным духом, находится недалеко от античной площади. Молодая служанка прорицательница своей силой обязана была духу Змея, овладевшего ею. Змей этот, связан с древним греческим Мантием в Дельфах, известных во всем древнем мире благодаря пророчествам бога Аполлона, говорящего голосом Пифии. «Случилось, что, когда мы шли в молитвенный дом, встретилась нам одна служанка, одержимая духом прорицательным, которая через прорицание доставляла большой доход господам своим. Идя за Павлом и за нами, она кричала, говоря: Сии человеки – рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения. Это она делала много дней. Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: Именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час. Тогда господа ее, видя, что исчезла надежда дохода их, схватили Павла и Силу и повлекли на площадь к начальникам» (Деян. 16: 16-19).

Развалины тюрьмы, где были заточены апостолы Павел и Сила – это небольшая постройка, похожая на пещеру, недалеко от входа на античную площадь. Именно на античной площади апостолов Павла и Силу били палками. «Народ также восстал на них, а воеводы, сорвав с них одежды, велели бить их палками. И, дав им много ударов, ввергли в темницу, приказав темничному стражу крепко стеречь их» (Деян. 16: 22-23).

«Пройдя через Амфиполь и Аполлонию, они пришли в Фессалонику, где была Иудейская синагога» (Деян. 17: 1)

Апостол Павел проходил эти города, когда шел в Фессалоники во втором путешествии.

Монастырь Влатадон в старом городе. На территории монастыря находится древняя часовня св. Павла. Согласно первой версии на этом месте была синагога, где проповедовал апостол Павел «…они пришли в Фессалонику, где была Иудейская синагога. Павел, по своему обыкновению, вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний, открывая и доказывая им, что Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых и что Сей Христос есть Иисус, Которого я проповедую вам. И некоторые из них уверовали и присоединились к Павлу и Силе, как из Еллинов, чтущих Бога, великое множество, так и из знатных женщин немало» (Деян. 17: 1-4).

Согласно второй здесь стоял дом Иасона, где останавливался апостол Павел и во дворе которого молился  «Но неуверовавшие Иудеи, возревновав и взяв с площади некоторых негодных людей, собрались толпою и возмущали город и, приступив к дому Иасона, домогались вывести их к народу» (Деян. 17: 5).

Район Айос Павлос за стенами Старого города. Самый древний храм стоит  на пересечении улиц Кастрон и Леофорос Охи в зеленой зоне, рядом находится часовня, святой источник и пещера, в которой останавливался апостол Павел, покидая Салоники. Согласно преданию, святой источник возник от слез апостола Павла – он ночевал здесь, за городскими стенами, и молился со слезами. Новая церковь возвышается над всей этой местностью, располагаясь за старым парком. В ней хранится часть мощей апостола Павла.

Верия. В Верии, недалеко от площади Платиа Орология, за зданием школы на улице Майромиксали, стоит открытая часовенка в память св. апостола Павла. К главной иконе ведут четыре древние мраморные ступени, на которых стоял апостол Павел, проповедуя. «Братия же немедленно ночью отправила Павла и Силу в Верию, куда они прибыв, пошли в синагогу Иудейскую. Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так. И многие из них уверовали, и из Еллинских почетных женщин и из мужчин немало» (Деян. 17: 10-12). «Но когда Фессалоникские Иудеи узнали, что и в Верии проповедано Павлом слово Божие, то пришли и туда, возбуждая и возмущая народ.  Тогда братия тотчас отпустили Павла как будто идущего к морю…» (Деян. 17: 13-14)

Согласно местному преданию, его отправили из Верии на корабле сначала на Эгиньон (нынешний Калиндрос), а потом в прибрежный город Метони (в наши дни он называется Элевферохори). Оттуда он отплыл на корабле в Афины.

Афины. К тому времени, как апостол Павел оказался в Афинах, жизнь этого города была далека от былого великолепия. Здесь он впервые проповедовал язычникам на их территории. В Антиохии он обращался к ним в синагоге, а в Афинах, которые давно перестали играть роль крупного процветающего торгового центра, еврейской общины не было, она переселилась в новые колонии: Патры, Никополь и Коринф. Апостол Павел был первым христианским миссионером, пришедшим с проповедью в этот прославленный город, интеллектуальный оплот греко-римского мира. И в самом деле, Афины все еще были главным университетом империи; они пользовались заслуженной славой города философов, на улицах которого можно было услышать споры платоников, стоиков и эпикурийцев. Уже возникли и другие интеллектуальные центры – в Риме, Александрии, Антиохии и Тарсе, – но Афины удерживали пальму безусловного первенства. Несмотря на упадок духа, внешне город был прекрасен как никогда. Он крепко держался за свои древние традиции и памятники, праздники и жертвоприношения. Ожидая в Афинах приезда апостолов Силы и Тимофея, апостол Павел, должно быть, успел насмотреться на храмы, сверкающие золотом и богатыми красками, и на статуи сонма греческих и иноземных богов, воздвигнутые на высоких пьедесталах в храмах, во дворах богатых и знатных горожан, в общественных зданиях и на улицах. Свое знаменитое обращение к афинянам он начинает словами: “Афиняне! По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны: ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: “НЕВЕДОМОМУ БОГУ…”.

Х.В. Мортон отмечает, что, упомянув об алтарях, посвященных Неведомому Богу, апостол Павел, как всегда, приспосабливает форму выражения христианского учения к особенностям восприятия своих слушателей. В данном случае он не стал цитировать еврейские тексты, мало что значившие для афинян, а предложил им нечто понятное им. Это было прекрасное начало, пронизанное местным колоритом и обещавшее необычное продолжение. Для всех, кто слушал его в тот день, алтари с надписью НЕВЕДОМОМУ БОГУ были частью их повседневной жизни. Каждый знал историю чумы, поразившей Афины за шесть веков до Рождества Христова. Тогда, принеся жертвы всем известным богам и видя, что чума не отступает, афиняне попросили помощи критского пророка Эпименида. Он пригнал к Ареопагу стадо белых и черных овец и позволил им бродить там, где пожелают. Он подождал, пока овцы улягутся отдыхать на выбранных ими самими местах, и на этих местах они были принесены в жертву “подходящему богу”. Чума прекратилась, после чего стало традицией воздвигать алтари неведомым божествам, и не только в Афинах.

Спускаясь с храмовой горы по развалинам Пропилей (древних ворот), внизу справа виден большой скалистый выступ (от храмовой горы его отделяет тропа, начинающаяся в районе Плака и вьющаяся по северной стороне Акрополя). Древняя, высеченная в скале лестница из пятнадцати или шестнадцати ступеней, ведет к вершине скалы с гладкой, будто отполированной, поверхностью, испещренной похожими на кратеры отверстиями. Эту вершину специально выровняли много веков назад. Это Apec (или Ареопаг), древнее место проведения знаменитых собраний афинян, которым апостол Павел и проповедовал Евангелие Иисуса Христа. По мнению некоторых, он мог обращаться к собранию с агоры (рыночной площади), расположенной ниже, однако согласно местному православному преданию и утверждению многих историков, он стоял на самом Ареопаге. Если так, то апостол Павел поднимался по этим каменным ступеням и, стоя на выступе скалы над раскинувшимися под ногами Афинами, говорил своим слушателям, что Бог “не в рукотворенных храмах живет” (показывая при этом на мраморные храмы, венчающие Акрополь у него за спиной, и на тридцатифутовую статую Афины, чье золотое копье так ярко сверкало наконечником, что было видно даже морякам у берегов южной оконечности Аттики).

Паломнику, желающему вспомнить слова апостола Павла, находясь на вершине Ареопага, лучше всего придти сюда рано утром или поздно вечером, когда солнце садится за Акрополем, сияя великолепием красок – совершенно особенными, так характерными именно для Греции оттенками красного и золотого – и кажется, будто здесь все еще звучат слова Апостола. «В ожидании апостолов Силы и Тимофея в Афинах Павел возмутился духом при виде этого города, полного идолов. Он рассуждал в синагоге с Иудеями и с чтущими Бога, и ежедневно на площади со встречающимися. Некоторые из эпикурейских и стоических философов стали спорить с ним; и одни говорили: “что хочет сказать этот суеслов?“, а другие: “кажется, он проповедует о чужих божествах”, потому что он благовествовал им Иисуса и Воскресение. И, взявши его, привели в ареопаг и говорили: можем ли мы знать, что это за новое учение, проповедуемое тобою? Ибо что-то странное ты влагаешь в уши наши; посему хотим знать, что это такое? Афиняне же и все живущие у них иностранцы ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое.

И, став среди ареопага, Павел сказал: Афиняне! По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны; Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: “неведомому Богу”. Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам: Бог, сотворивший мир и все, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все; От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, Дабы они искали Бога, не ощутят ли Его, и не найдут ли, хотя Он и не далеко от каждого из нас: Ибо мы Им живем и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: “мы Его и род”. Итак мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого. Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться; Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых. Услышавши о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время. Итак Павел вышел из среды их. Некоторые же мужи, приставше к нему, уверовали; между ними был Дионисий Ареопагит и женщина, именем Дамарь, и другие с ним. (Деяния 17, 16-34).

Из всех этих тысяч идолопоклонников, философов и ораторов набралась лишь горстка людей, поверивших его словам. Лишь троих из них мы знаем по именам: свяшенномученик Дионисий Ареопагит, по преданию бывший судьей совета Ареопага, состоявшего всего из девяти членов; св. Иерофей (возможно, он тоже являлся членом этого Совета), который впоследствии стал первым афинским епископом, и женщина по имени Дамарь.

Коринф. После проповеди в Афинах и знаменитой речи на вершине Ареопага апостол Павел отправился прибрежной дорогой в Коринф.

Коринф времен апостола Павла был уникальным городом, входившим в состав римских колоний в Греции. В Коринфе святой апостол Павел остановился в доме одной еврейской четы, Акилы и Прискилы. Они, как и он, занимались изготовлением палаток и парусов, и святой апостол стал работать вместе с ними, добывая себе пропитание. Акила и его жена лишь недавно прибыли в Коринф в связи с приказом Клавдия «всем евреям покинуть Рим». Римские историки объясняют это изгнание стремлением по¬ложить конец выступлениям евреев «по наущению некоего Крестуса», что невольно наводит на мысль о том, что уже на этом этапе мы имеем дело со спорами в среде евреев, касающимися Евангелия.

Весной к Павлу, наконец, присоединились Сила и Тимофей. Они увидели, что он с великим воодушевлением проповедует в синагоге, и его успех, как и следовало ожидать, всколыхнул евреев. Их враждебность достигла такого накала, что они богохульно поносили Христа посреди синагоги. В ответ Павел «отряс прах со своих одежд» (символический жест отвержения у израильтян, известный со времен пророка Неемии) и воскликнул: «Кровь ваша на главах ваших; я чист; отныне иду к язычникам». И навсегда покинул эту синагогу. С того дня коринфские христиане собирались в доме римлянина Тита Иуста. В числе евреев, последовавших за апостолом, были Акила, Прискила и Крисп, начальник синагоги, которого крестил сам Павел и который впоследствии стал главой местной Церкви. Обратившись к проповеди среди язычников, Павел проповедовал с не меньшим подъемом духа, чем в синагоге, и именно в языческой среде он собрал обильный урожай. Приветствия в его посланиях к коринфянам звучат скорее как списки граждан римского города-государства, нежели обращение к жителям греко-еврейской колонии: Тит, Гаий, Фортунат, Терций.

В ту ночь, когда апостол Павел навсегда покинул синагогу, Господь говорил с ним в видении: «Не бойся, но говори и не умолкай, ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла, потому что у Меня – много людей в этом городе» (Деян. 18,9-10).

Возможно, предвидя начало мстительного противостояния, пре-следовавшего его на всем пути по земле Малой Азии и большей части Греции, святой Павел думал уйти из Коринфа так же, как он ушел из Салоник, Филипп и Верии. Однако он остался здесь на полтора года, что оказалось самым длительным сроком его пребывания, где бы то ни было со дня начала его миссионерских путешествий. Евреи же, отвергшие благую весть Христианства, в это время выжидали, выискивая подходящий момент, чтобы задушить новорожденную Церковь и изгнать апостола из Коринфа. Наконец, с прибытием нового проконсула Ахайи Иуния Галлиона, они решили, что теперь у них появилась такая возможность. Они понимали, что вряд ли удастся повлиять на проконсула, выдвинув обвинения в нападках на еврейские традиции, и решили выступить против Павла. Галлион был не просто правителем римской колонии, но братом Сенеки, знаменитого философа и учителя Нерона, а также дядей римского поэта Лукиана. Прекрасно образованный, выходец из хорошей семьи, замечательный оратор, Галлион считался среди своих современников обаятельным, дружелюбным человеком и проницательным руководителем. В отличие от правителей Филипп и Салоник, его не могла напугать толпа, затеявшая религиозные распри. Евреи же, приведя Павла к нему на суд с криками: «Он учит людей чтить Бога не по закону», надеялись, что закон, официально защищающий иудаизм, будет на их стороне. К тому же они рассчитывали, что устроенный ими спектакль произведет большое впечатление на Галлиона как на нового человека на новом месте. Однако он ответил холодно: «Если бы какая-нибудь была обида или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас; но когда идет спор об учении и об именах и о законе вашем, то разбирайте сами: я не хочу быть судьей в этом». И прогнал их от судилища. Они не успели покинуть зал суда, когда собравшиеся там греческие язычники, разгневанные этими выдуманными обвинениями, окружили начальника синагоги Сосфена и основательно побили его. Галлион не обратил на это внимания.

Рядом с храмом, построенном в честь святых апостолов Петра и Павла в Коринфе, стоит мраморный памятник, на котором на четырех языках, в том числе и на русском, начертан так называемый “Гимн Любви”. Также необходимо посетить рыночную площадь – место проповеди апостола Павла. Первое послание к коринфянам было написано им через три года после того, как он вместе с Акилой и Прискиллой ушел оттуда в Эфес; второе – спустя еще примерно год, когда он нахо¬дился в Македонии, перед последним посещением Коринфа.

После посещения Коринфа апостол Павел продолжил свой миссионерский путь и пришел в восточный порт Коринфа (он сохранился), который называется Кехреон (Кенхреи), где остриг голову по обету (Деян. 18, 18). Здесь же, сделав остановку на Коринфском канале, который был построен в конце 19 века, чтобы соединить два моря Эгейское и Ионическое, следует обязательно вспомнить о святой мученице Галине Коринфской, которая пострадала в 258 году при императоре Декии. Её утопили с камнем на шее в древнем порту старого города Коринф. Потом апостол Павел вернулся в Малую Азию, в Иерусалим, снова в Македонию. В Иерусалиме он был взят под стражу и отправ¬лен в Рим. Евсевий пишет, что после двух лет заключения в Риме святого Павла освободили, и он еще десять лет проповедовал Евангелие Иисуса Христа. Потом он вернулся в Рим. Здесь апостол Павел и принял мученическую кончину. Это произошло 29 июня 67 или 68 года от Рождества Христова.

Античный Никополь, где проповедовал апостол Павел после своего освобождения в Риме «Когда пришлю к тебе Артему или Тихика, поспеши прийти ко мне в Никополь, ибо я положил провести там зиму» (Тит 3, 12). Деятельность апостола Павла превратила Никополь в крупнейший христианский центр своего времени. Живописные руины Никополя расположены недалеко от Превезы.

2017-09-29T15:36:43+00:00Статьи|